Свердловская область Свердловская область
3 декабря 2017, 19:31 нет комментариев

"Красная утка": как коррупционеры сидят в ИК-13 Нижнего Тагила...

Поделиться

Нижнетагильская исправительная колония общего режима для бывших правоохранителей впервые открыла свои двери для журналистов. Сегодня в ИК-13 отбывают наказание люди со всей страны, в том числе те силовики, которые на свободе занимали высокие посты. В России всего две таких колонии — в Кировской и Свердловской областях. Как живут бывшие следователи, судьи, прокуроры и служащие вооружённых сил, преступившие закон и сменившие форму с погонами на арестантскую робу, а также чем знаменита тагильская «красная зона», читайте в репортаже Евгении Музяевой.   

Как появилась «Красная утка»

ИК-13 берёт начало из Тагиллага НКВД. В 1948 году здесь была создана колония для несовершеннолетних. В 1950-м малолетние преступники устроили массовый побег из тюрьмы. Они разбежались по городу, громя при этом всё, что попадалось на их пути. После этого инцидента колонию для несовершеннолетних расформировали. На её месте и решили создать легендарную «красную зону».

Колонию для «оборотней в погонах» открыли в 1951 году, в период так называемой «сучьей войны». Это жестокая борьба между «ворами в законе» (почитали старые правила и отрицали любое сотрудничество с органами власти) и «ссученными» (теми, кто решил встать на путь исправления, во время войны сотрудничал с властью, воевал в штрафбатах). Эксперимент с разделением преступников по тюрьмам решили провести после того, как противостояние между зэками стало неуправляемым. Изначально вместе с рядовыми милиционерами в тагильской «красной зоне» отбывали наказание и высокопоставленные чиновники, в том числе мэры крупных городов и руководители союзных республик СССР.

В народе эту тюрьму называют «Красной уткой». Считается, что слово «утка» закрепилось за названием учреждения как синоним сплетни или доноса, по которым попадали туда «враги народа». «Красными зонами» обычно являются колонии, где ситуация полностью контролируется тюремной администрацией, либо куда сажают бывших сотрудников силовых и государственных ведомств. Считается, что в такой зоне нет сильного разделения на криминальных авторитетов, «козлов» и «опущенных», но в то же время существует иерархия со своими правилами поведения.

К высшей касте относятся бывшие сотрудники исправительных учреждений, тюремные оперативники, а также оперативники уголовного розыска. Уважением также пользуются спецназовцы, сотрудники СОБР, ОМОН, оперативно-розыскных групп. К самым «низшим» относят судей и прокуроров. По словам сотрудников и заключённых ИК-13, в тагильской колонии эта иерархия не действует и все зэки находятся в равном положении: «в одном отряде могут сидеть и сержант, и генерал».

Кто сидел в ИК-13

В советские времена в колонии отбывал наказание зять Леонида Брежнева — первый заместитель министра МВД СССР генерал-полковник Юрий Чурбанов. В 1986 году по приказу Юрия Андропова Чурбанов был уволен со всех постов, а затем арестован и осуждён на 12 лет. Он являлся фигурантом громкого «хлопкового дела» об экономических и коррупционных преступлениях в Узбекской ССР. Чурбанов отбыл в нижнетагильской колонии пять лет, за это время он успел написать книгу об истории России и развестись с Галиной Брежневой. В тюрьме бывший высокопоставленный чиновник делал алюминиевые вазочки для мороженого, трудился слесарем и кочегаром. После освобождения в 1993 году по УДО Чурбанов некоторое время скрывался от общественности. Позже стало известно, что он возглавил службу безопасности крупной компании, производящей цемент.

В ИК-13 сидел сотрудник КГБ и ФСБ Михаил Трепашкин, осуждённый за разглашение государственной тайны. В 1998 году он участвовал в знаменитой пресс-конференции сотрудников ФСБ, заявивших о том, что по приказу начальства они с коллегами должны были организовать убийство Бориса Березовского.

«Мотал срок» там скандально известный адвокат и основатель швейцарского холдинга Engelberg Industrial Group AG Дмитрий Якубовский. Он был осуждён в 1995 году за кражу редких книг из библиотеки Санкт-Петербурга. За три года срока Якубовский успел принять иудаизм, жениться на своём адвокате (это был его пятый брак, всего за свою жизнь он женился 13 раз), написать научную диссертацию о правах заключённых и книгу о местном самоуправлении в России.

Также VIP-гостями «Красной утки» стали уральский олигарх Павел Федулев, помощник генсека Геннадий Бровин, начальник ХОЗУ МВД СССР генерал Виктор Калинин, бывший председатель горисполкома Сочи, ставший впоследствии первым всенародно избранным мэром этого города, Вячеслав Воронков и заместитель министра Молдавской ССР по фамилии Вышку. Двое последних сидели за злоупотребления. Этапировали в ИК-13 бывшего главу главного управления МЧС РФ по Свердловской области Василия Лахтюка и бывшего начальника департамента контрольного управления президента РФ Андрея Воронина.

Сейчас в ИК-13 содержится почти две тысячи экс-силовиков, в том числе два генерала. Самые ходовые статьи — коррупция, взятка, мошенничество и наркотики. Сроки разные — от трёх до десяти лет лишения свободы. По колонии бывшие силовики перемещаются только строем. Установленные камеры позволяют обеспечивать надзор за всей территорией.

Живут в казармах, поют советский рок

Всех осуждённых-новичков по прибытии в ИК-13 на две недели отправляют в отдельное здание на карантин. В этот период проводится медицинское обследование, также с ними работают психологи. После этого зэки распределяются по отрядам. Тех, кто попадает за решётку повторно, обычно селят в отдельные помещения. Сейчас в колонии два отряда рецидивистов, около 130 человек.

Большинство заключённых живут в отряде с обычными условиями содержания. Спальные комнаты напоминают армейские казармы, есть дневальные. Подъём в шесть часов утра, отбой в десять вечера. По словам замначальника колонии по кадрам и воспитательной работе Владимира Чегадаева, конфликты между бывшими силовиками в отличие от постояльцев других колоний происходят нечасто, так как «у них что-то осталось от дисциплины».

В отрядах есть небольшая кухня (в шкафчиках зэки хранят нескоропортящиеся продукты) и комната отдыха, где бывшие силовики обычно читают книги, играют в шахматы и нарды и смотрят телевизор. Во время посещения колонии журналистами зэкам показывали фильм «Москва слезам не верит».

Свободного времени у заключённых остаётся полтора-два часа в день. В это время они могут сходить в библиотеку, местный клуб (там находится актовый зал и библиотека), православную церковь или тренажёрный зал. Спорт в «полицейских» зонах обычно является очень важным занятием. Считается, что любой уважающий себя силовик, пусть и бывший, обязан регулярно тренироваться, чтобы поддерживать хорошую физическую форму. Сотрудники «Красной утки» этим пользуются: по их словам, посещать тренажёрный зал могут только те заключённые, которые не нарушают режим. Те зэки, которые конфликтуют с другими осуждёнными или нарушают режим, как правило, отправляются в ШИЗО. В день пресс-тура там находились 15 человек.

В актовом зале по выходным и праздникам проходят культурно-массовые мероприятия. Здесь же репетирует местный музыкальный коллектив «БС». В его репертуаре около 30 песен, в том числе собственного сочинения. В приоритете старый советский рок, военно-патриотические произведения. Большинство песен посвящено любви, маме, семье и дому. Солист коллектива Кавказ Могсумов раньше сам работал в системе исполнения наказаний, в тюрьму попал за кражу. По его словам, он уже осознал свои ошибки, а музыка помогает ему и другим заключённым исправляться и не падать духом.

На днях по УДО из тюрьмы вышел барабанщик, его место временно согласился занять сотрудник колонии.

«На воле я работал солистом в ансамбле песни и пляски внутренних войск, — рассказывает руководитель ансамбля Михаил Батраков. — Музыка всегда вдохновляет, тем более что ребята любят наше творчество, мы здесь местные звёзды. Репетируем два-три раза в неделю по два с половиной часа, нам этого хватает».

На территории колонии работает медсанчасть, где есть зубной кабинет, стационар для больных осуждённых, а также кабинет физической реабилитации.

Питаются заключённые в общей столовой. В день посещения колонии журналистами бывшим силовикам давали гороховый суп, картофель с говядиной, хлеб и компот. Добавка и вынос еды из столовой запрещены, это считается нарушением режима.

Бывший сотрудник ФСБ Михаил Трепашкин, осуждённый за разглашение государственной тайны, в интервью газете «Новые известия» жаловался, что его в тагильской колонии кормили рыбьими хвостами и шкурками от фасоли, а воды выдавали всего полстакана в день. Будучи в ИК-13, он неоднократно заявлял о различных злоупотреблениях и нарушениях со стороны администрации исправительного учреждения. По словам Трепашкина, секция дисциплины и порядка (СДП) со временем превратилась «в фабрику лжедоносов», кроме того, её члены избивали неугодных по заданию администрации. Позже СДП была расформирована.

В августе этого года стало известно, что ЕСПЧ наказал ИК-13 за тараканов и крыс. Бывший следователь транспортной прокуратуры Астрахани Альберт Бахишев, отбывавший наказание в тагильской колонии, отсудил у ФСИН России 2800 евро компенсации за «неудовлетворительные условия содержания». В ИК-13 он находился с 16 апреля по 17 сентября 2012 года. Бахишев жаловался на перенаселённость камер, антисанитарные условия, неприятные запахи, а также наличие мух, крыс и других паразитов.

Комнаты, как в советском санатории, лианы и экзотическая живность

За хорошее поведение и ударный труд заключённых могут перевести в отряд с облегчёнными условиями содержания. Здание этого отряда больше похоже на советский санаторий. В комнатах, где могут находиться всего четыре-пять человек, стоят удобные кровати, в коридоре — кожаные кресла и диваны. Также есть бильярд, зимний сад с пальмами, лианами, цветами и экзотической для колонии живностью: попугаем, рыбками, котом и черепахой. Здесь под пение птиц любит читать книги осуждённый за коррупционное преступление 40-летний Сергей Темченко.  

Сергей из Краснодара. Когда-то работал следователем в правоохранительных органах, позже решил стать адвокатом. Будучи юридическим защитником, мужчина и преступил закон. В ИК-13 Сергея доставили в июне этого года. Сейчас он считает дни до февраля 2019-го, чтобы выйти на свободу, где его ждут любимые родители, жена и двое детей.

«Жена приезжала ко мне на свидания уже два раза, в декабре должно быть ещё одно свидание, дополнительное. Мне его дали в качестве поощрения. В колонии в свободное время читаю книги. Сейчас перечитываю “Анну Каренину” Льва Толстого. Вообще, те произведения, которые изучались в рамках школьной программы, сейчас воспринимаются по-другому, более осознанно, наверное», — говорит Сергей.

Сергей Темченко был переведён в отряд с облегчёнными условиями совсем недавно — за хорошее поведение и успехи в труде. Мужчина работает дневальным в тренажёрном зале.

«Это даёт возможность длительных свиданий раз в два месяца, получать передачи намного чаще, чем в обычных условиях. Время здесь летит быстрее, чем в обычном отряде, жизнь спокойнее. Есть возможность подумать, переосмыслить какие-то поступки в своей жизни. Я понял, что никакие нарушения закона не стоят того, чтобы лишаться своей семьи», — отмечает экс-адвокат.   

Юридические знания позволяют Сергею помогать другим заключённым правильно составлять различные кассационные жалобы. Будет ли мужчина когда-нибудь вновь заниматься адвокатской деятельностью, он ещё до конца не решил. В училище при колонии бывший силовик бесплатно получает образование машиниста мостового крана и рассчитывает на то, что эта специализация в будущем поможет ему прокормить семью.

Чьи миллионные заказы исполняют бывшие силовики

Сегодня на территории ИК-13 работают два производства. В одном из цехов осуждённые выполняют заказ «Уралвагонзавода» — обрабатывают сцепные рамы для железнодорожных вагонов. Здесь трудятся порядка 30 человек. Изделия отливают на заводе, заключённые варят швы и срезают дефекты. За смену удаётся обработать около 30 рам, но руководство в ближайшее время планирует выйти на цифру 40.  

В мебельном цехе трудоустроены 45 человек, они работают в три смены. Процессом руководит бывший сотрудник ППС Константин Сердюк, он попал в ИК-13 после того, как угнал машину. Высокотехнологичное автоматизированное оборудование позволяет выполнять в цехе все работы — от распила до обработки любой поверхности. Здесь бывшие правоохранители по госзаказу мастерят столы, шкафы и другую мебель для школ, судов, военных частей и министерств. Недавно был заключён контракт с Министерством обороны. Только за этот год цех выпустил продукции на 70 миллионов рублей.  

Также в колонии есть пилорама, кузнечный цех, теплицы. Осуждённые ремонтируют автотранспорт, изготавливают рамки для фото и другой штучный товар. На официальном сайте ГУФСИН опубликованы прайс-листы на тюремную продукцию.

В начале 60-х годов в колонии было создано своё ПТУ. Уволенные со службы силовики уже тогда понимали, что дорога назад для них закрыта на долгие годы или навсегда, и охотно осваивали новые специальности: электрика, столяра, наладчика станков или токаря.

Трудовые условия в ИК-13 такие же, как и на воле: восьмичасовой рабочий день, больничные, выходные и 12-дневный отпуск (в этот период заключённые могут жить в отдельных, более комфортных комнатах).

«Около месяца уходит на то, чтобы обучить работе новичка, — говорит замначальника ИК-13 по производству Дмитрий Петериков. — Работающие в цехе получают стаж, социальные отчисления, при выходе — специальность и запись в трудовой книжке. Зарплата — от минимального размера оплаты труда. С неё удерживаются деньги по исполнительным местам, за коммунальные услуги и питание. В первую очередь, конечно, на работу трудоустраиваем тех, кому нужно платить по искам».

Часть заключённых занята на подсобных хозяйственных работах.

«Доступно всё, были бы деньги»

Заключённые, которые добросовестно выполняют свою работу и имеют примерное поведение, получают шанс на условно-досрочное освобождение. Заработанные в цехах деньги они могут потратить в тюремном магазине. Здесь продают продукты питания, сигареты, сканворды и предметы личной гигиены. В списке запрещённых — алкоголь и дрожжи, пена для бритья (находится под давлением), скотч, лезвия для бритвы. Цены существенно выше, чем в обычных магазинах.

«Покупают сигареты, печенье, конфеты, шоколад, чай. Очень любят сладкое, просят привезти торты и пирожные. Какие-то продукты можно заказать. Накануне Нового года заключённые заказывают мандарины, гранаты и даже ананасы. Стараемся идти навстречу. Например, нам завезли сигареты Parlament Aqua, а заключённым нужен Night. Заказываем», — отмечает продавец Светлана Ермолина.

По словам другого продавца Ирины Брусиной, заключённые также просят к празднику красную икру. Зэкам «доступно всё, были бы деньги», говорит она. При этом все расходы фиксируются. Тем, кто находится в обычном отряде, разрешено тратить в магазине по девять тысяч рублей в месяц. Для бывших силовиков, живущих на облегчённых условиях, лимита нет.

Источник: Между строк

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Что я думаю о социальной сети Gulagu.net, проекте против коррупции и пыток?

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области

Социальная сеть Gulagu.net - это эффективная площадка для граждан, где они могут заявлять о коррупции и противозаконных действиях предателей интересов государственной службы и быть уверенными, что их услышат на самом верху. И это один из первых проектов, который доказал свою значимость в нынешнем демократическом обществе.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3291 обращение
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ